Увеличилось число протестных акций

Опубликовано:
8 ноября в 17:08

Эксперты Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР) насчитали в России за 2018 год 2526 протестных акций — почти в два раза больше, чем в 2017 году. Коммунисты провели более 900 акций, жириновцы, яблочники и справедливороссы — по 50-60. Об этом сообщает РБК.

omsk1

В третьем квартале 2018 года ЦЭПР насчитал в три раза больше протестов, чем в начале года, и в 2,8 раза больше к тому же периоду прошлого года. Если в 2017-м ЦЭПР зафиксировал 1479 акций, то в нынешнем — 2526.

Почти половина митингов и пикетов (46,5%) в 2018 году касалась пенсионной реформы. На этих же акциях граждане вспоминали рост цен на бензин и повышение налогов.

Самым активным организатором акций протеста названа партия КПРФ — более 900 акций (36,5% от общего количества). Второе место — у политика Алексея Навального и его сторонников (13,1%). ЛДПР, «Справедливая Россия» и «Яблоко» провели по 50-60 акций (2%-2,5%).

Значительная часть протестов была организована или стихийно проведена силами общественных объединений или инициативных групп (дольщиков, вкладчиков, экологов) и просто активными гражданами, напрямую связанными с конкретной проблемой, вызвавшей недовольство.

Больше всего протестов в 2018 году прошло в Петербурге, Ростовской области, Краснодарском крае, Саратовской, Московской, Оренбургской, Челябинской, Свердловской областях, Москве и Волгоградской области. Меньше всего протестных акций зафиксировано в Чечне, Туве, Ингушетии, Мордовии, Адыгее, Калмыкии, а также на Чукотке, в Ненецком и Ямало-Ненецком автономных округах и Тверской области.

Глава ЦЭПРа Николай Миронов объяснил рост числа протестов тем, что до 2018 года они были разрозненными. «Они дробились на множество не связанных друг с другом проблем, и лишь изредка возникала какая-то относительно крупная тема, объединявшая разные регионы, как, например, права дальнобойщиков или дольщиков», — сказал он. В 2018 году социальный протест, спровоцированный пенсионной реформой, ростом цен и налогов, охватил всю страну: и крупные города, и периферию. В нем выразилось копившееся в последние три года недовольство постоянным ухудшением жизни на фоне растущего социального расслоения и явное отсутствие перспективы изменения ситуации к лучшему, сказал эксперт.

В последнем квартале года можно ожидать «естественный зимний спад» протестов, а потом — новую протестную волну весной, отметил политолог Ростислав Туровский. Наибольшая активность вероятна в тех регионах, в которых осенью следующего года пройдут выборы губернаторов и законодательных собраний.

Основным препятствием для организаторов протестных акций стало создание помех при их согласовании. Несмотря на то что большая часть зафиксированных акций были согласованными или не требующими согласования (83,4%), большинство санкционированных мероприятий следует считать лишь условно согласованными, уверены в ЦЭПРе. «Организаторы протеста зачастую вынуждены были добиваться согласования многократно, соглашаться на неудобные площадки, переформатировать запланированное мероприятие», — пояснил Миронов.

Значительное число акций было отменено из-за сложностей с согласованием (а в некоторых регионах еще и из-за установленного во время чемпионата мира по футболу особого режима), напомнил он.

Чаще всего власти противодействуют организации акций: «от создания административных препятствий и иных ухищрений, мешающих нормальному проведению мероприятий, до прямого силового воздействия, запугивания, давления». В особенности это касается протестов с политическими требованиями или по вопросам федерального значения — таких, как выступления против пенсионной реформы, заключили эксперты.

Однако в ряде случаев власти идут на диалог с протестующими, это касается и стихийных, несогласованных протестных акций, говорится в докладе. При этом работу над решением проблем, вызывающих протесты, власти склонны решать в «вялотекущем режиме», посчитали в ЦЭПРе.

Диалог власти с протестующими — это наиболее эффективная модель управления протестной ситуацией, в особенности если речь идет о конкретной региональной или местной проблеме. Напротив, подавление протеста и игнорирование проблемы приводит к росту социальной напряженности и политизации протеста, написали авторы доклада.

Раздел:
Обзор СМИ