Сделки с ОПЕК+ угрожают деградацией нефтяной отрасли России

Опубликовано:
4 июля 2019 г.

Россия вместе с 23 другими нефтедобывающими странами (ОПЕК+) подписала соглашение, продлевающее ограничения на объем нефтедобычи еще на 9 месяцев – до 31 марта 2020 года. Однако это соглашение чревато также долговременными негативными последствиями для российской экономики. Об этом рассказывает заместитель Председателя ЦК КПРФ Юрий Афонин.

Dfqlie_X4AEpazF

Соглашения в формате ОПЕК+ серьезно сдерживает прирост добычи нефти в России. При этом США в этом соглашении не участвуют! Благодаря этому Соединенные Штаты уже третий год подряд агрессивно наращивают добычу сланцевой нефти и ее экспорт на освобождающийся рынок. А мировой рынок нефти освобождается именно в результате сделки стран ОПЕК+. В результате США впервые с 1970-х годов стали нефтяным нетто-экспортером (то есть стали вывозить нефти больше, чем ввозить). В настоящий момент Штаты добывают 12,2 млн. баррелей нефти в сутки (Россия – 11,3 млн. барр.). А ведь еще 5 лет назад наша стана была мировым лидером добычи, опережая Саудовскую Аравию и США. Последние отставали от нас на 2 млн. барр. в сутки. Получается, что с момента начала действия сделки ОПЕК+ Соединенные Штаты нарастили свою добычу на 35% и уверенно заняли по добыче нефти первое место в мире. Согласно прогнозам аналитической компании Rystad Energy, при сохранении текущих тенденций в начале 2030 годов США будет производить четверть мировых объемов нефти (25 млн. барр. в сутки), что в два раза превышает их нынешний уровень добычи.

Наращивание добычи позволяет Штатам реинвестировать прибыль в отрасль. Сегодня каждый четвертый доллар капитальных вложений в добычу нефти тратится именно в техасском бассейне Пермиан, который является драйвером сланцевой добычи в США. Благодаря этим инвестициям Америка может добывать все более трудноизвлекаемую нефть.

В связи с этим встает вопрос: а для чего эта сделка нужна странам-лидерам ОПЕК+? Как известно, в мире, помимо США, есть два лидера добычи нефти: Россия и Саудовская Аравия, обе участвуют в сделке. Именно Саудовская Аравия является главным инициатором соглашения о сокращении добычи. Попробуем разобраться в ее мотивах. Во-первых, еще несколько лет назад саудовский наследный принц Мохаммед бен Салман обозначил курс на диверсификацию экономики этой страны и уменьшение ее зависимости от нефти. Сокращение добычи нефти – вполне в этом русле. Во-вторых, по данным представителей Демпартии США, саудиты получают от администрации Трампа ядерные технологии, которые могут быть использованы «для достижения паритета с ядерной программой Ирана», то есть фактически для военных целей. Делается это в обход Договора о нераспространении ядерного оружия и собственного американского законодательства (в США есть закон, требующий от стран, желающих получить американские ядерные технологии, взять на себя юридические обязательства, что они не будут использовать полученные материалы и оборудование для создания ядерного оружия). Саудовская Аравия взамен расчищает США место на рынке нефти. Законно? Нет. Логично и взаимовыгодно? Да.

А что Россия? Нам говорят, что удержание высоких цен на нефть абсолютно необходимо нашему государству. Но так ли это? Как известно, по так называемому бюджетному правилу, все доходы от продажи нефти, возникающие за счет подъема цены выше 40 долларов за баррель, направляются в Фонд национального благосостояния. А средства этого фонда, согласно Бюджетному кодексу РФ, размещаются на счетах ЦБ, в том числе, в иностранной валюте (долларах США, евро, фунтах стерлингов), а также в иностранных ценных бумагах. В число этих ценных бумаг попадают даже евробонды Украины. Причем, как вынужден признавать сам ЦБ, в ряде случаев размещение этих средств сопровождается убытками.

Таким образом мы имеем задыхающуюся без инвестиций экономику России (рост ВВП, по официальным данным, за последние 5 лет составил всего 1,7%) и беднеющее население (реальные располагаемые доходы падают пятый год подряд). А высокая цена на нефть при нынешнем законодательстве никак не решает насущные проблемы страны, потому что все дополнительные нефтяные доходы не инвестируются и не расходуются на социальные нужды, а складываются в пресловутую «кубышку имени Кудрина».

Поэтому, идя сегодня на сделку в рамках ОПЕК+, Россия уступает свою долю нефтяного рынка фактически для того, чтобы поддерживать спрос на валюты и ценные бумаги тех стран, которые ввели против нас санкции. А вот наращивать инвестиции в социальные и инфраструктурные проекты государство считает нецелесообразным, потому что такие вложения, по словам чиновников, плохо влияют на «макроэкономические показатели».

При этом торможение добычи нефти негативно сказывается на развитии отрасли. Нет ни широкого освоения нефтяных ресурсов Арктики (в настоящий момент на арктическом шельфе России разрабатывается только одно нефтяное месторождение – Приразломное), ни серьезных вложений в технологии добычи трудноизвлекамых запасов нефти. Мы ничего не слышим об успехах в освоении баженовской, тюменской, ачимовской свит, открытых еще полвека назад советскими геологами. А ведь запасы только баженовской свиты могут достигать 100-120 млрд. т, в 5 раз больше, чем залежи крупнейшего американо-канадского месторождения сланцевой нефти Баккен. В России по-прежнему нет нефтесервисной компании уровня «Халлибертон», «Шлюмберже» или «Бейкер Хьюз». Все российские нефтяные компании зависят от услуг этой «большой тройкой», а ведь все они – американские фирмы.

Исчерпание традиционных запасов, недостаточное инвестирование в отрасль, добровольное сокращение доли России на мировом нефтяном рынке создают угрозу того, что Россия в скором времени может утратить статус крупной нефтедобывающей державы. А значит, лишиться в долгосрочной перспективе и возможности влиять на нефтяные цены. И об этом уже прямо говорят наши так называемые «партнеры» по сделке ОПЕК+. Агентство «Блумберг» приводят слова саудовского наследного принца Мохаммед бен Салмана: «Через 19 лет Россия либо совсем уйдет с рынка нефти, либо ее добыча существенно снизится по сравнению с сегодняшней отметкой в 10 млн. баррелей в сутки». Настораживает и то, что самыми активными сторонниками участия России в сделке ОПЕК+ являются именно либералы экономического блока правительства.

Мы, коммунисты, считаем необходимым развитие прежде всего несырьевых, наукоемких отраслей российской экономики. Зависимость нашей страны от экспорта сырья, конечно, должна сокращаться. Но надо четко понимать: после 25 лет разрушения несырьевых отраслей предстоит огромная и кропотливая работа по их восстановлению и развитию. Для этой работы потребуются и доходы от экспорта углеводородов. А сделка ОПЕК+ угрожает весьма быстрой утратой нашей страной позиций на мировых энергетических рынках. Правительство народного доверия, которое будет сформировано в России, не должно получить в наследство от либералов разрушенную нефтяную отрасль.

Раздел:
Точка зрения